Гражданке РФ грозит смерть в арабской тюрьме

Дело россиянки Марии
Лазаревой сфабриковано, но только усилиями юристов из тюрьмы Кувейта ее не
вытащить – необходимо политическое решение. Об этом заявила адвокат Екатерина
Духина, представляющая интересы Лазаревой в России. По мнению юриста, у
россиянки есть все основания доказать свою невиновность, но ей не дают такой
возможности. Тем временем жизнь заключенной – под угрозой.

Гражданка РФ Мария Лазарева
была практически единственной европейской женщиной, пробившейся к вершинам
бизнеса в арабском мире. Она управляла инвестиционным фондом KGL Investments
(KGLI) – компанией с миллиардным оборотом, которой доверяли миллионы долларов
инвесторы из разных стран мира.

Но в 2017 г. Лазареву арестовали,
обвинив в хищении государственных средств при создании стратегии развития
логистического хаба в Кувейте и в растрате средств портового фонда (The Port
Fund), который управлялся KGLI. Судебный процесс по первому обвинению был похож
на фарс, рассказала Духина на пресс-конференции в Москве.

«Свидетель был один и только
со стороны обвинения; никакие документы, предоставленные защитой, к делу не
приобщались; материалы обвинения не были переведены с арабского языка на
русский или хотя бы английский. То есть процесс изначально имел обвинительный
характер, а его цель – посадить русскую деловую женщину в тюрьму», – указала
адвокат.

Собственно, это и случилось – в мае 2018 г.
Марию приговорили к 10 годам тюрьмы. Абсурд ситуации в том, что само
преступление, за которое ее наказали, отсутствует, сообщил президент Московской nоргово-промышленной палаты Владимир Платонов.

«Работы выполнены. Порт
построен. Со всеми расплатились», – пояснил глава ТПП.

Даже если клиент остался
недоволен качеством выполненных работ по контракту, он должен обращаться в
арбитражный суд – так делается всем мире. Но в данном случае сразу завели уголовный процесс. Причем
лишив россиянку возможности после вынесения обвинительного вердикта подать
запрос об отбывании наказания на родине, поскольку открыто еще одно уголовное дело.

Это второе дело – о хищении
средств инвесторов, в том числе Пенсионного фонда Кувейта, – еще более странное.
Ведь деньги никуда не пропадали, они лежали на счету дубайского банка Noor. Об этом Мария сразу сообщила, указала суммы и
предоставила банковские реквизиты, однако судья не счел нужным приобщать это к
делу.

«Денег в Государственном
банке Кувейта нет, значит, они похищены», – вспоминает адвокат реакцию
обвинителя.

При этом прокуратура Кувейта
направила в указанный банк письмо с требованием заморозить счет, на котором
якобы находятся
$496 млн
«неизвестного, возможно, нелегального происхождения».

Спустя месяцы инвесторы,
чьи десятки миллионов долларов оказались заморожены, стали возмущаться. А поскольку
среди них были не только кувейтские компании и местный Пенсионный фонд, но и пайщики
из Европы и США, арест счета отменили. В феврале 2019 г. все инвесторы
получили назад вложенные деньги плюс 200% прибыли. При этом обвинения с Марии по-прежнему
не сняты.

Важный момент – о так
называемой «краже» сообщил все тот же свидетель обвинения, на чьих показаниях построено
первое дело. Он был одним из аудиторов, проверявших работу KGLI.
И хотя остальные аудиторы не нашли в работе инвестфонда отклонений, прокуратура
и судья сочли слова одного человека достаточным основанием для обвинений.

Но сейчас второе дело фактически рассыпалось. Деньги
возвращены инвесторам, утверждения Марии о невиновности подтвердились, тогда
как заявления свидетеля оказались наговором. По логике это должно служить
основанием и для пересмотра первого дела – раз единственный свидетель опорочил
себя ложью, есть сомнения в надежности и других его показаний.

Однако защита
Лазаревой не надеется на логику, здравый смысл судей и верховенство права в
данном деле. Сложившаяся картина ясно показывает, что с помощью истории россиянки различные силы в Кувейте решают свои вопросы.

«Это акт устрашения на фоне общемировой охоты на россиян», – уверен гендиректор Центра политической
информации Алексей Мухин.

Он напомнил, что Кувейт очень сильно зависит от США, а
поскольку в Вашингтоне сейчас процветает
русофобия, Кувейт решил «быть в тренде».

Тем более что эта история укладывается в рамки борьбы
между местными кланами. Лазарева представляет фонд, которым владеет семья
шиитов, а главный конкурент KGLI – компания Agility, принадлежащая суннитам.
Учитывая, что 2/3 населения Кувейта составляет суннитское большинство, убрать
конкурентку из бизнеса им было не сложно.

Однако нельзя допускать, чтобы религиозные распри влияли
на международный бизнес и тем более судьбу женщины-иностранки.

«Исламский мир должен занять на этот счет принципиальную
позицию», – призвал Мухин. «Можно, конечно, Рамзану Кадырову позвонить и
воспользоваться его влиянием, но ведь существуют и другие каналы», – указал
политолог.

В частности, на ситуацию с Лазаревой мог бы обратить
внимание принц Саудовской Аравии, где права женщин в последнее время значительно расширились. Есть и другие
положительные примеры из исламского мира.

Последним же шансом для Лазаревой политолог считает возможное обсуждение ее проблемы на встрече главы МИД РФ Сергея Лаврова с эмиром Сабахом аль-Ахмедом ас-Сабахом в ходе ожидающегося в марте визита министра в Кувейт.
Дело россиянки давно вышло из правовой плоскости, и без привлечения большой
политики его не решить.

Тем более в Кувейте развернулась
настоящая травля
Лазаревой. После того как исчез повод для обвинений по второму делу,
некие силы начали откровенно давить на нее через СМИ и соцсети. Иначе как
«русской воровкой» ее не называют, а некоторые религиозные фанатики всерьез
призывают заменить ей лишение свободы на смертную казнь – «оторвать голову».
Учитывая, что сидит Лазарева в 10-метровой камере с еще 7 женщинами, осужденными за грабежи,
убийства и наркотики, эти угрозы представляют реальную опасность. 

Вера СВЕТЛОВА

Источник: utro.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.