Следователи исполняют чью-то волю, убеждена защита Александры Лисицыной

Без вины
обвиняемая москвичка Александра Лисицына стала жертвой весьма загадочных
обстоятельств. Вот уже который месяц многодетную мать держат в СИЗО, хотя она
не является опасной преступницей. Более того, состав преступления, в котором она
обвиняется, отсутствует. Как нет у этого дела и потерпевшей стороны, что
наталкивает общественность на определенные мысли.  

Учитель
английского в Воскресной школе, основанной при храме, задержана в прошлом году
за хищение земельных участков аккурат в день, когда она узнала, что является
их собственницей. С тех пор прошло несколько судебных заседаний. Близкие
собрали 30 млн руб. в качестве залога. Однако служители Фемиды наотрез
отказываются отпускать Лисицыну под домашний арест, несмотря на то что все это
время без матери живут несовершеннолетние дети: две дочери и сын.

Не
является веской причиной для суда и следствия ухудшение здоровья заключенной. У
Александры обострились боли в спине – дает знать хронический недуг, которым она
давно страдает. Спать на кровати, которая установлена в изоляторе, для больной – сплошное
мучение. Не секрет, что в СИЗО, где туалет находится рядом с обеденным столом,
отсутствуют элементарные бытовые условия.
Все сделано для того, чтобы человека унизить, констатировал руководитель информационного проекта по защите прав заключенных
«ГУЛАГ – Инфо» Денис Солдатов.

«Это пережиток 30-х
годов прошлого века, Советского Союза, где все настроено так, чтобы людей
унизить. В двери, которая ограждает общий коридор в камеру, есть такое
отверстие для передачи пищи, документации или чего-то еще. Оно находится не на
уровне лица человека, а на таком уровне, что человек вынужден нагнуться. Уже
изначально система унижает, – возмутился правозащитник. – В душ люди,
находящиеся в СИЗО, могут сходить один раз в неделю, для женщин иногда делается
исключение – два».

Между тем
СИЗО – это крайняя мера, в которой нет необходимости в случае Александры
Лисицыной, учитывая наличие альтернативных способов, обеспечивающих явку
обвиняемых и слежение за ними. К таким средствам относится тот же электронный
браслет. Но раз за разом суд продляет содержание под стражей, несмотря на
убедительные доводы защиты. 

Среди них
– кристально чистая репутация запертой за решеткой женщины. В противном случае
за нее бы не поручились священники, сенаторы и другие авторитетные люди нашей
страны. В этом списке – исследователь Арктики и Антарктики Артур Чилингаров,
председатель правления Российского союза ветеранов Франц Клинцевич, главный
коммунист Геннадий Зюганов, почетный полярник СССР и РФ Владимир Кошелев. Александра
заботилась о семьях полярников, пока те выполняли свой долг.

Выступить в поддержку
Александры Лисицыной может каждый, у кого история москвички нашла отклик. В
Сети размещено открытое письмо на имя президента России, председателей
Верховного и Московского городского суда, генпрокурора. Петицию направят общественным
и правозащитным организациям, а также в Следственный комитет РФ. Голос
общественности, отметил адвокат Лисицыной Шота Горгадзе, имеет большое значение.
Важно, чтобы его услышали в кабинетах, где решаются судьбы.

К слову,
он готов был поручиться своим статусом, то есть пожертвовать карьерой, если его
подопечная нарушит условия содержания под домашним арестом. Гарантом того, что
она не сбежит от следствия, выступил правозащитник, член Совета при президенте
РФ по развитию гражданского общества и правам человека, председатель Комитета
за гражданские права Андрей Бабушкин.

Впрочем, оснований
для побега у Александры нет. Куда она денется от своих детей, с которыми ее
разлучили, вероятнее всего, по чьему-то хотению? Следователи исполняют чью-то волю, у данного дела явно коррупционная
составляющая, иначе как объяснить смелость следственной команды, не выдержал писатель,
журналист-международник Олег Якубов. Он с самого начала следит за ситуацией,
присутствовал на всех слушаниях и пришел к выводу.

«Либо там какие-то
гигантские, совершенно невероятные взятки, либо там какие-то карьерные
устремления, им обещанные, либо это какая-то очень мощная административная
составляющая. Но то, что это дело сфабриковано, не вызывает никакого
сомнения», – заявил Якубов.

Он согласился, что в этом
деле нет никакого состава преступления, да и его событие тоже отсутствует.
Неужели суд и следствие ослепли, риторически спросил у коллег и других
участников пресс-конференции журналист.

«Когда они собираются
в этом зале, они не видят, кто перед ними находится? Перед ними находится
молодая женщина, мать троих детей, которая даже на скамье в этой клетке сидит с
трудом. Настолько ей больно. Какие основания? У меня сердце болит. Когда
Александре Лисицыной предоставили слово в зале суда и сказали: «Может, вы
хотите обратиться?». Вспомните, что она сказала: «Отпустите меня к
моим детям». Вот, что она произнесла. Мне казалось, что стекло в этот
момент растает»,

– напомнил писатель.

Защитники других
фигурантов дела, которых Лисицына прежде в глаза не видела, настаивают, что их
подопечных держат за решеткой по одной простой причине – они не дали угодных
следствию показаний. А содержание в СИЗО – единственный рычаг давления, чтобы
получить желаемое.

«Это заказ», – прозвучало подтверждение уже озвученной версии, почему разыгран весь этот
спектакль. Лисицына стала жертвой захвата некоего бизнеса. Однако это уже
совсем другая история, к которой добропорядочная домохозяйка не имеет никакого
отношения.

Напомним, Александру обвиняют в хищении земельных участков.
Следствие гнет свою линию. По его мнению, женщина, посвятившая себя семье и детям, – мошенница,
которая вместо того, чтобы растить своих чад, обворовывала Рослесхоз. Ущерб
ведомства, которое, кстати говоря, никаких претензий не предъявляет, составил
37 млн рублей. Это кадастровая стоимость угодий в ближнем Подмосковье, которые
Александра якобы в сговоре с совершенно не известными ей людьми незаконно
вывела из лесного фонда.

Началась эта абсурдная история не в
конце прошлого года, когда в дом к Лисицыным нежданно-негаданно пожаловали с
обыском, а гораздо раньше. Ей уже пятый год пошел. Тогда многодетная мать
обмолвилась о желании приобрести земельный участок. Один из знакомых вызвался
помочь. А чтобы освободить от лишней бумажной волокиты, попросил две
доверенности: мол, всем займутся компетентные люди. Через год срок действия
доверенности истек, позже ушел из жизни «консультант» по земельным
вопросам. Александра и думать забыла о том разговоре, поскольку участок ей
никто не предлагал, денег не требовал, ввел в курс дела присутствующих
Горгадзе.

«Она выдала
нотариальную доверенность на человека, который должен был этим заниматься.
Прошло некоторое время, необходимо было эту доверенность уточнить, потому что
там не было конкретизировано, что именно необходимо оформить, была выдана
вторая доверенность. Но никаких действий человек, который предложил приобрести,
(потом как подумала или предположила Лисицына) мог и не совершить, потому что
он пропал, и об этом больше ничего не говорил. После чего Лисицына благополучно
об этом забыла. Забыла она еще и почему, потому что доверенность была выдана
всего лишь на 1 год и была выдана под конкретные юридические действия»,


пояснил адвокат. Та пара подписей Лисицыной аукнулась
спустя четыре года. После обыска мать троих детей, двое из которых
несовершеннолетние, задержали и заключили под стражу. Таким образом с
безупречной репутацией женщина, учитель английского в приходском храме попала
под ст. 159 ч. 4 УК РФ, которая предусматривает до 10 лет лишения свободы.

К слову, суду была
предоставлена выкопировка из Генплана деревни Селятино, где видно, что земли,
владение которыми приписывают многодетной матери, принадлежат населенному
пункту, но никак не лесному фонду. Да и речь идет о совершенно разных участках,
подчеркнула адвокат Тамар Шустрова, ссылаясь на данные публичной кадастровой
карты Московской области, которая находится в свободном доступе. В документе
есть сведения, что угодья Рассудовского участкового лесничества, принадлежащие
Рослесхозу, поставлены на кадастровый учет с присвоением номера.

«В этот участок вошли
все земли 30 квартала, о котором идет речь в следствии. Но из этой же публичной
кадастровой карты видно, что земельные участки, хищение которых инкриминируется
Александре Лисицыной, находятся через определенный разрыв, то есть между
участками имеется определенный разрыв. И этот разрыв достаточно приличный – от
4-х до 60-ти метров. То есть это совершенно разные участки», – пояснила
Шустрова журналистам во время пресс-конференции.

Эту информацию подтвердила
кадастровый инженер ООО «Нарокадастр» Мария Гужанова. Она также
сделала акцент на том, что лесной участок получил кадастровый номер раньше
угодий, приписанных Лисицыной. Более того, это произошло до того, как она
выдала злополучные доверенности.

«Земельные участки,
которые числятся за Лисицыной, встали на учет после того, как встал [на
кадастровый учет, то есть имеет кадастровый номер, занесенный в базу Росреестра
] лес. Есть письмо из Росреестра, подтверждающее, что границы лесного участка
встали 18 марта 2013 года. Межевые планы земельных участков, которые числятся
за Лисицыной, были зарегистрированы в кадастровой палате 18 апреля 2013 года и
28 мая 2013 года, то есть это произошло через месяц после того, как встал лес»,
– растолковала Гужанова.

А это говорит о том, что
вина не может быть доказана в силу отсутствия события. Следствие возбуждено
преждевременно. Защита надеется, что заключение специалистов будет принято во
внимание.

Впрочем, содержание
доказательной базы и без того внушает доверие. В январе и феврале в суде были
представлены многочисленные свидетельства того, что Лисицына оказалась на
скамье подсудимых по ошибке. Она честная и порядочная женщина. Но служители
Фемиды глухи к доводам защиты и игнорируют букву закона.

Любопытно, что некоторые
из них обладают чрезвычайными способностями. Так, судья январского заседания
поразила очевидцев процесса не столько скоростью мышления, сколько скоростью
набора текста. Шота Горгадзе тогда подивился ее печатной технике, сделав вполне
логичный вывод – решение было готово заранее.

«Очень печально,
когда все предрешено»,

– с грустью констатировал защитник, добавив, что
его возмущает «черствость и беззаконие» судебной системы.  

В феврале временные рамки
были рассчитаны верно, однако голос закона Тверской районный суд Москвы снова
не услышал. Но сторона защиты не опускает руки. Она намерена использовать все
предусмотренные законом способы, чтобы добиться справедливость. Если
понадобится, дойдет до ЕСПЧ. Адвокаты не теряют надежды, что прервется «порочная
практика слепых продлений».

«Потому что я верю в
закон, потому что я верю в справедливость, потому что я верю в разумность.
Исходя из разумности, справедливости и закона, Александра Лисицына не может
содержаться в следственном изоляторе. Она не виновна. <…> Я рассчитываю
на то, что закон победит»,

– поставил жирную точку в беседе с журналистами
адвокат Горгадзе.

Очередное заседание
состоится в ближайший понедельник, 18 марта. Апелляционная жалоба будет
рассматриваться в Московском городском суде. И, может быть, тот же день
обделенные на протяжении долгих месяцев материнским вниманием Саша, Лиза и
Сережа обнимут свою маму. 

Ксения АНДРЕЕВА

Источник: utro.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.